«Шестнадцать женщин» — проект Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских неправительственных объединений.

«Шестнадцать женщин» – проект, в котором мы расскажем о женщинах, подвергшихся домашнему насилию. При этом они не смирились, они старались отстоять право на безопасную жизнь для себя, своих детей и близких самостоятельно: взывали к совести агрессора, прятались, обращались в полицию и прокуратуру, писали заявления и искали убежища.

Но раз за разом они натыкались на стену безразличия со стороны правоохранительных органов и социальных служб.

С 25 ноября по 10 декабря мы будем публиковать одну за другой истории женщин, которые обратились в Центр за помощью. В этих историях вы увидите повседневную жизнь жертв насилия, скрытую от глаз общества. Пострадавшие от домашнего насилия подвергаются манипуляциям, преследованиям, угрозам, терпят оскорбления и побои. Мы помним имена жертв домашнего насилия и хотим, чтобы вы тоже знали о них.

16 дней | 16 женщин | 16 историй

Они нашли поддержку в другом месте


В надежде добиться справедливости эти женщины
обратились в Центр защиты пострадавших
от домашнего насилия — так мы познакомились с ними и стали
их защитницами. И вы тоже можете им помочь.

За последние несколько лет адвокаты Консорциума Женских НПО:

  • провели 1473 юридические консультации
  • взяли на сопровождение 135 дел
  • работали по всей России

Международная кампания «16 дней против гендерного насилия» приурочена к двум памятным датам: 25 ноября — Международный день борьбы против насилия в отношении женщин, 10 декабря — Международный день прав человека.

Все иллюстрации для проекта выполнила художница Дария Гонзо. Тексты подготовлены Натальей Биттен, Сашей Граф, Софьей Русовой и Софико Арифджановой.

40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье

В основном домашнее насилие начинается с побоев. Это первая ступенька страшной лестницы, которая может закончиться даже убийством.

В ситуациях семейного насилия пострадавших женщин около 80%, остальные 20% — это мальчики и пожилые мужчины

Женщины чаще всего обладают меньшей физической силой, меньшими экономическими ресурсами, против них — большое количество гендерных стереотипов.

В полицию обращается меньшинство

Наказание, которое сейчас грозит семейному тирану – штраф, который зачастую вплачивается из общего семейного бюджета. Полиция сегодня не имеет законного основания попасть в дом и задержать агрессора, чтобы предотвратить насилие.

День 5 | Катя | Дело против отца-садиста

Отец с раннего детства избивал Катю, он держал в страхе всю семью: жену, родителей, детей. Он хвалился своими связями в полиции и в открытую говорил о своей безнаказанности. Катя стала класть нож под подушку, чтобы защитить себя и маму, если отец нападет ночью. 8 июня 2018 года девочка встала с кровати и украдкой вышла на улицу, чтобы покончить с собой. От смерти ее спас участковый, который случайно проезжал мимо. Так началось дело против отца-садиста.

Страшно жить

Поздней ночью 8 июня 2018 года 14-летняя Катя встала с кровати и  украдкой вышла на улицу, чтобы покончить с собой. От смерти ее спас участковый, который на служебной машине случайно проезжал мимо.

Девочку доставили в отделение полиции в состоянии истерики. Сначала она отказывалась говорить, а немного успокоившись, призналась, что до смерти боится отца. Отец Кати был жесток и агрессивен сколько она себя помнит, он избивал ее маму на глазах у родственников, унижал ее и угрожал убийством. Говорил, что увезет Катю и ее младшего братика, и они больше никогда не увидят маму и бабушку. Отцу удалось убедить жену и тёщу в том, что у него есть друзья в полиции и знакомые адвокаты, поэтому жаловаться на него бесполезно. Эта тактика работала 10 лет. 

В тот день, когда Катя решила покончить с собой, отец обнаружил в соцсети аккаунт дочери, на которой были опубликованы ее фотографии. Он пришел в ярость, потому что запретил Кате регистрироваться в соцсетях. Он кричал, оскорблял, угрожал убить не только их с матерью, но и того человека, который, возможно, создал страничку от лица Кати. После этого он уехал, не объяснив семье куда именно и зачем.

Девочка знала, что отец способен на всё. Он с раннего детства избивал Катю. Бил руками, ногами, прутьями, ремнем с тяжелой пряжкой. Незадолго до той страшной ночи, он раскалил на газовой плите гвоздь и прижигал им руку Кати. Свидетелем пытки был брат отца. На крики девочки прибежала бабушка, сказала, что вызовет  полицию. На что дядя Кати ответил, что за любые деньги освободит брата от ответственности.

Отец требовал от Кати молчать об издевательствах и не рассказывать матери. В противном случае угрожал побить ее еще сильней или избить мать, если та узнает. Катя скрывала следы истязаний под одеждой, синяки на лице маскировала косметикой. Из-за постоянных угроз она каждый день жила в страхе и стала класть под подушку нож: чтобы защитить себя или мать.

Катя верила, что отец может и покалечить, и убить. Поэтому она не могла уснуть в ту ночь, зная что он может вернуться в любой момент. Катя решила, что проще будет покончить с собой, чем ждать новых побоев и смотреть на то, как избивают ее маму. 

Побег

После того, как 8 июня Катю домой вернула полиция, отец рассвирепел. Именно тогда мать решилась на побег. На следующий день она с дочерью сбежала из в другой город.

Отец Кати был настолько уверен в собственной безнаказанности, что для поиска сбежавших решил привлечь ФСБ. Туда он обратился с заявлением о розыске, где сообщил, что жена и дочь сбежали через Турцию на территорию, подконтрольную запрещенной в России террористической организации ИГИЛ. В качестве доказательств он предъявил следователю фото дочери в платке с игрушечным автоматом младшего брата в руках. Разумеется, проверка ФСБ не подтвердила ничего из заявленного.

Между тем через неделю после побега мать и дочь вернулись в родной город, предварительно договорившись с сотрудницами кризисного центра для женщин «Синяя птица» об оказании помощи. При поддержке кризисного центра мама Кати подала заявление в полицию на своего гражданского мужа. В целях безопасности всю семью (Катю, ее маму, бабушку и младшего брата) поселили в кризисном центре в Подмосковье. Там семья ждала суда и проходила психологическую реабилитацию.

Руководительница «Синей птицы» Наталья Токмакова сделала все, чтобы полиция перестала игнорировать заявления: обращалась в мэрию, в приемную уполномоченного по правам ребенка при Губернаторе Вологодской области, она провела работу с руководством школы, в которой училась Катя. В результате следственный комитет занялся делом. Защищать интересы пострадавших стала адвокат Консорциума женских неправительственных  объединений Ирина Соловьева.

Экспертизы

С точки зрения закона отец Кати был чист, ведь ее мать из страха ни разу за долгие годы не обращалась в полицию. Поэтому перед адвокатом стояла задача выбрать правильную линию обвинения. Ирина решила привлечь агрессора к ответственности за доведение несовершеннолетней до самоубийства и истязания. Доказательствами в суде послужили результаты судебных экспертиз: медицинской и психиатрической, и заключение психолога.

Подтвердились показания Кати о побоях и пытках — она показала рубцы от побоев ремнем, шрамы от раскаленного гвоздя, старые следы ссадин и ушибов. Психолог кризисного центра зафиксировала у девочки высокий уровень нервно-психической напряженности из-за пережитого стресса, повышенный уровень тревожности и страхов. Судебно-психиатрическая комиссия заключила, что из-за действий отца у Кати развилось посттравматическое стрессовое расстройство. Именно оно стало причиной попытки самоубийства. Доказательства того, что отец причинил тяжкий вред здоровью Кати были собраны.

Судебный процесс

На суде отец вину не признал. Угрозы убийством, истязания и побои отрицал. Рассказывал, будто воспитывал Катю исключительно словами, исправно содержал семью и что у него с дочерью всегда были теплые отношения. Попытку дочери покончить с собой он назвал инсценировкой. Он оклеветал жену, заявив, что ремнем дочь избивала она. Повторил выдуманную им историю про побег Кати с мамой в Сирию к террористам и приврал, будто в родной город их вернуло ФСБ. Он также заявил, что сотрудницы кризисного центра «Синяя птица» вмешиваются в его семейную жизнь, желая ее разрушить. Утверждал, что они настраивают против него родственников. У отца Кати не было никаких подтверждений сказанного.

У адвоката Кати Ирины Соловьевой наоборот —  была профессионально собранная доказательная база. Поэтому суд признал отца Кати виновным в истязаниях, причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности и доведении несовершеннолетней дочери до покушения на самоубийство. Суд назначил отцу-садисту 7 лет строгого режима. 

Новая жизнь

После того, как отца осудили, у Кати появилась возможность начать новую жизнь без постоянного страха. Раньше из-за насилия с его стороны Катя не могла полноценно учиться. А перед экзаменами ей с матерью пришлось бежать, поэтому она не смогла перейти в 10 класс. Девочке пришлось сменить школу, потому что в старой все знали о случившемся: одноклассники сплетничали у нее за спиной, а подруги перестали с ней общаться. Сейчас в другой школе Катя пытается влиться в новый коллектив и хочет серьезно взяться за учебу. За семьей присматривает Наталия Токмакова из «Синей птицы», она считает, что девочке для полной реабилитации необходимая длительная психотерапия. Такое тяжелое прошлое не проходит бесследно. Сейчас Катя настроена доказать самой себе, что она может жить по-другому, жить без страха и быть счастливой.

Юристы Центра защиты пострадавших от домашнего насилия оказывают консультации и сопровождают судебные процессы, помогая женщинам по всей России.

Вы тоже можете помочь, если поддержите наш проект финансово.
Оформить разовое или регулярное пожертвование можно по этой ссылке.

Пожертвовать